Женщины беларусского искусства. Наше прошлое и настоящее

Беларусское искусство: от маляванок до NFT  |  СОВРЕМЕННОЕ ИСКУССТВО  |  БЕЛАРУСЬ  |  14.07.2022

Тема женского искусства в Беларуси не так часто затрагивается. На современных выставках мы видим много женских имен, а что насчет постоянных экспозиций музеев? Кто наши художницы прошлого и кто создает нашу историю искусств сейчас? В этом тексте к проекту «Беларуское искусство:  от маляванак до NFT» мы расскажем о наших 9-ти художницах прошлого и современности, о женщинах, на которых стоит обратить внимание особенно если вы до сих пор не слышали их имена. 

ПОДЕЛИТЬСЯ:

О чем читать в тексте?

Почему не было великих беларусских художниц?

Название вводной подглавы созвучно со знаменитым эссе «Почему не было великих художниц» от феминистского арт-критика и историка искусства Линды Нохлин не случайно. Ведь именно его чаще всего вспоминают, когда речь заходит о женском искусстве. Но справедливо ли эссе для беларусского опыта? По сути везде есть общая тенденция замалчивания, но замалчивание везде будет разным и мы, можно сказать, пошли другим путем, отличным от западных художниц.

Смотрим на условный Запад и можем говорить там о намеренном замалчивании женских имен в искусстве, следом за которыми шла Линда Нохлин со своим эссе, открывая множество новых лиц из прошлого и объясняя, почему так происходило. Наследие Советского союза показало себя скорее со стороны невнимания и нежелания уделить должное внимание женщинам нашего искусства. Чаще всего художница представлялась чьей-то сестрой или женой, но не самостоятельной единицей. Женщины как бы шли в качестве «+1» к своему брату или супругу, что, с одной стороны, давало некоторую возможность вращаться в художественной среде и чего-то добиваться, а, с другой стороны, давало определение лишь через роль супруги, сестры или дочери и ставила художницу изначально «на ступеньку» ниже.

Аркадий и Зинаида Астаповичи

Беларусская художница Зинаида Астапович-Бочарова вместе со своим братом Аркадием Астаповичем / 1920-е 

Но сузим географию вопроса еще: что происходило во время написания эссе Нохлин в Беларуси? В 70-ые, когда Нохлин пишет свое эссе, по всему СССР появляются художницы-диссидентки, но на территории Беларуси этого практически не происходило. Да и у нашего искусства была своя специфика: еще в начале  ХХ века у нас не было художественных школ и замалчивание беларусских личностей вытекало из этого абсолютно логично: большинство художников попросту уезжали учиться в Вильнюс, Варшаву, Париж, Петербург, Москву и другие города. Зачастую они и оставались там, как бы переставая быть беларусскими. Как итог: найти и соотнести имена с Беларусью тяжело. А само понятие «беларусские» вообще для многих исследователей прошлого было очень условным, хоть сейчас мы к нему и относимся по-другому.

Полина Хентова

Фотография беларусской художницы Полины Хентовой с ее скульптурой «Обнажённая». Художница училась в витебской гимназии и параллельно посещала занятия в школе-студии Юделя Пэна, где получила начальное художественное образование. Позже некоторое время жила в Москве, куда переехала вместе с семьёй, а, решив посвятить себя изобразительному искусству, для продолжения образования уехала в Брюссель, где училась в Королевской Академии изящных искусств. Работала в Мюнхене и Париже.

Если же имена наших художниц не замалчивали, то возникала следующая проблема — говорить о женщинах в искусстве как о самостоятельных художницах было не принято. Даже сейчас, несмотря на относительную гласность в теме женщин и свободу в выборе подходов к ней, большие женские выставки не появляются или появляются редко. Когда мы идем в наш Национальный художественный музей, в зал беларусского искусства, где в основном выставлены работы советской эпохи, с конкретными женскими именами в постоянной экспозиции становится сложно. Но в это же время, если мы идем на  современную выставку, то там ситуация кардинально меняется — почти все представленные имена будут женскими. Возникает вопрос: откуда появились все эти девушки, если их не существовало в беларусской истории искусств раньше? Должна же быть какая-то преемственность, но имена прошлого по каким-то причинам все еще не раскрыты для широкой публики.

Дальше в тексте мы попытаемся рассказать вам больше о наших художницах: женщинах из прошлого, которых не так часто можно увидеть в выставочных залах, и женщинах настоящего, о которых мы хотели бы говорить чаще.

Мрачковская квадрат

Пальмира Мрачковская

художница и меценатка, о которой практически ничего не известно

Даже если пытаться искать информацию о Пальмире Мрачковской в наших архивах, то найти много будет сложно. Нам точно известно, что она — художница и меценатка, минчанка из обеспеченной семьи Комотских, которая обучалась, вероятнее всего, в частной художественной школе в Париже. С точностью определить место ее учебы тоже сложно — источников на русском или беларусском языках мало. Можем лишь предположить, что  это была академия Джулиана — одна из небольших художественных академий, которая давала частное образование. Там можно было учиться кому угодно вне зависимости от происхождения и при наличии определенных средств. Многие художники их Беларуси, особенно те, что имели еврейское происхождение, приезжали в частные французские академии, где им было проще получить художественное образование. Мрачковская тоже поехала в Париж. В те времена женщинам было сложно получить образование, поэтому, даже несмотря на нееврейское происхождение, приехать учиться в Париж было проще, чем получать художественное образование в другом месте.

После Парижа Пальмира вернулась в Минск, где жила вместе с мужем в районе современной Площади Победы, или, если быть точнее, недалеко от парка Горького. Согласно одним источникам, дом Мрачковской находился на современной улице Фрунзе, а, по воспоминаниям актрисы Стефании Станюты, — в районе магазина Каравай. В любом случае, где-то в этом в этом месте художница писала много собственных работ и вместе с мужем занималась меценатством.

архивные фотографии Площади Победы 70 лет назад. Здение современного Скифа

Архивные фотографии района современной Площади Победы / Вид на нынешнее кафе «Скиф» /              Источник: Onliner.by

В доме у Мрачковской была своя мастерская, куда она приглашала людей у нее учиться. В числе учеников Пальмиры были и мужчины, что для ее времен считалось удивительной историей. Зачастую, если преподавала женщина, то это означало уроки низкого уровня для дамочек, которые будут вышивать и рисовать что-то в свободное время. Здесь же среди тех, кто приходил к Мрачковской был и Михаил Станюта, отец актрисы Стефании Станюта. 

О меценатской деятельности Пальмиры Мрачковской известно больше. Это она сдавала одно из своих помещений Янкелю Кругеру — известному беларусскому художнику и преподавателю, который основал в Минске художественную школу. Именно в этом месте обучались ученики Кругера. В их числе и известные беларусы, которых сейчас знает чуть ли ни каждый, — Сутин и Кикоин. Да и о самой Мрачковской мы знаем сейчас благодаря Кругеру. Это он написал портрет Пальмиры, по которому мы можем ее знать.

Мрачковская от Кругера

Янкель Кругер — «Портрет Пальмиры Мрачковской» 

Янкель Кругер — «Портрет Пальмиры Мрачковской» 

Позже советская власть выселила Мрачковскую из ее дома в районе Площади Победы и оставила ей местный фольварочек в районе Кальварии, где сейчас находится кладбище. Сохранились сведения о том, что на Кальварии она уже жила одна: что случилось с мужем и были ли у них дети — неизвестно. Живя там, Пальмира слыла местной сумасшедшей: художница любила животных и, по воспоминаниям людей, имела полный дом котов, она же выхаживала у себя нищих и калек, рисовала их портреты. Были и слухи о том, что во дворе дома Мрачковской гуляли павлины — такие отголоски прошлого в ее уже совершенно другой жизни. 

Художница жила на Кальварии вместе со своими котами и работами до своей смерти. Когда началась Вторая мировая война, Мрачковская решила, что не уедет из дома, где хранились все ее полотна. Художница погибла во время войны, сгорела вместе со своими картинами.

До нас работы Пальмиры Мрачковской не дошли.

Напрушкина квадрат

Марина Напрушкина (Instagram, site)

художница, которая искусством и активизмом помогает мигрантам

Марина Напрушкина — художница, феминистка и активистка из Минска. В 2000 году она приехала в Германию, чтобы учиться в Академии изящных искусств, и с тех пор там живет. Напрушкина работает с видео, перформансами, рисунками, инсталляциями, текстами. Своими работами старается вырваться из традиционного галерейного «белого куба» — простой, ярко освещенной комнаты с висящими на стенах картинами, с которыми у зрителя нет возможности взаимодействовать. По словам художницы, традиционный подход может делать искусство недоступным для зрителей. Поэтому Марина считает важным в своих выставках охватывать разные дисциплины и решения для экспозиций.

Напрушкина работы – я не справлюсь – и я хочу президентку

Марина Напрушкина — инсталляции «Я не справлюсь» и «Я хочу президентку» / плакат и лозунги на полотне / 2020-2021 / Demokratie heute — Probleme der Repräsentation, KINDL — Zentrum für Zeitgenössische Kunst

В 2013 году Марина Напрушкина основала «Neue Nachbarschaft/Moabit» («Новый район») — добровольную инициативу, в рамках которой активисты создают социальную и художественную платформу для обмена, обучения и взаимодействия с людьми со всего мира, которые приехали в Берлин. Инициатива выросла до одной из крупнейших в Берлине и позволила создать сильное сообщество людей с опытом мигрантов и беженцев и без него.

якерсон квадрат

Елена Кабищер-Якерсон

художница, график, живописец и скульптор из Витебска

Во многих источниках информация о Елене Кабищер-Якерсон начинается с ее учебы в художественной школе Юделя Пэна, хотя она — одна из немногих девушек, которые там обучались. В частной школе известного витебского живописца и преподавателя учились представители еврейского населения, преимущественно мужчины. Открыв список его известных выпускников, среди Марка Шагала, Эль Лисицкого или Льва Лейтмана мы найдем мало женских имен. Но Елена Кабищер-Якерсон, по всей видимости, была особенной ученицей, на которую личность ее первого учителя Юделя Пэна оказало глубокое влияние. 

После обучения в частной школе Пэна Елена поступила в Витебское художественное училище, созданное Марком Шагалом. Там она продолжила посещать уроки живописи, которые давал ее первый учитель, и выполняла задания в «бесплатной мастерской» Шагала. Позже, с приездом Казимира Малевича, она с другими преподавателями и студентами присоединилась к группе авангардистов УНОВИС (Утвердителям нового искусства). Правда, сама художница потом говорила, что «пророчества» Малевича ее не убеждали, и ее энтузиазм по поводу нового искусства был довольно поверхностный.

Портрет Якерсон от ее учителя Юделя Пэна

Юдель Пен — «Портрет Елена Кабищер-Якерсон»

В 1921 году Кабищер вышла замуж за тогда уже известного витебского скульптора, графика и преподавателя Художественного училища Давида Якерсона. После замужества пара переехала в Москву, где художница поступила во ВХУТЕМАС. Учеба здесь тоже сильно повлияла на Елену. В Москве Кабищер училась у Роберта Фалька, благодаря которому переняла сезаннистское понимание формы и утонченное восприятие цвета. В мастерской нового учителя художница в качестве основных жанров на несколько лет выбрала для себя натюрморт и пейзаж. На многих картинах середины 1920-х — начала 1930-х годов она часто рисовала Витебск и еврейские местечки.

В 30-ые художница начинает отходить от «еврейской темы», но с началом войны решает заняться ей опять. Под влиянием известий об уничтожении еврейского населения в работах Елены и ее мужа появляются образы, напоминающие произведения еврейского народного творчества. В частности, Кабищер создала серию гипсовых фигурок и скульптурных композиций с использованием традиционных еврейских зооморфных мотивов.

В 1949 году, пережив тяжелое потрясение после смерти мужа, Елена Кабищер-Якерсон фактически отказалась от живописи и участия в художественной жизни. Уже в 80-ых она передала Витебску большое собрание своих работ. Часть из них долгое время ждало реставрации. В прошлом году коллекцию из 11 картин наконец-то отреставрировали. Тонкие, практически просвечивающиеся полотна художницы сейчас хранятся и в родном городе Елены — Витебске. 

Умерла художница в Москве 19 ноября 1990 года.

Васильева квадрат

Галина Васильева

художница, которая стала продолжательницей витебского авангарда

Художница, куратор, искусствовед и преподавательница Галина Васильева занимается концептуальным искусством и абстрактной живописью, живет и работает в Витебске. Для себя в качестве кредо в искусстве она определяет минимализм цвета и формы, поиск наибольшей ясности, гармонии и строгость отбора. В произведениях Галины доминируют простые геометрические формы, лаконичная конструктивность, статичность и строгость композиционно-пластических решений.

Победа над Солнцем Васильева 120х120, акрыл, палатно

Галина Васильева — «Победа над Солнцем» / акрил, полотно / 120х120 см

Рассказывая о своем творчестве, Васильева говорит, что конструктивное направление для нее открылось в 1991 году, когда на смену красочной экспрессии пришла геометрическая абстракция. В 1993 году художница провела первую выставку конструктивного искусства в Витебске, а затем вторую, в 1995 году, под названием «Конкретно-конструктивное искусство». На выставке было представлено более 40 работ. Искусство Галины Васильевой это не изображение действительности, реальности, это нереальность.

перформанс Кариатиды Васильева

Галина Васильева — «Кариатиды» / перформанс / 2022

Работы художницы находятся в музеях, частных собраниях, галереях Латвии, Германии, Англии, Израиля, Польши, США, Литвы, Беларуси, России.

Астапович квадрат

Зинаида Астапович-Бочарова

художница, которая так и не стала «советской»

О Зинаиде Астапович часто писали в сравнении с братом, а когда-то и вовсе ограничивались в ее описании лишь семейной связью с Аркадием Астаповичем — тоже талантливым художником, почти одногодкой Зинаиды. Но в то же время про обоих узнали относительно недавно. Творческое наследие Аркадия открыли лишь в 1960-ые, а Зинаиды и то позже. Лиричные работы художников не вкладывались в продиктованные их временем «тренды», а осознанное желание быть автономными и аполитичными в советские времена становилось серьезным препятствием к известности и успеху в карьере. Но все же  художнице удалось оставить богатое культурное наследие.

Вечерний Витебск Бочарова

Зинаида Астапович-Бочарова — «Вечерний Витебск»

Зинаида вместе с братом родилась в Минске. Вместе они окончили одну школу в Гродно, а потом, после смерти отца, вместе поехали учиться в Петербург в школу Товарищества поощрения искусств, которой руководил в то время Николай Рерих. Художница с гордостью вспоминала, что тогда в Петербурге по представленным рисункам ее приняли сразу в фигурный класс, минуя главный. Преподавали Астаповичам в основном неоклассицисты с прочной академической репутацией, но наибольшее влияние на обоих оказал Иван Билибин. Известный российский модернист вел у сестры и брата мастерскую графики. От него Зинаида и переняла интерес к традициям и сказкам, которыми стала заниматься после.

«Астры» Бочарова

Зинаида Астапович-Бочарова — «Астры»

По окончанию школы Товарищества поощрения искусств Зинаида идет в школу при Обуховском заводе учительницей рисования, но голод и холод в тогдашнем Петрограде вынуждают ее поехать обратно под Минск к родным в Новоселки. Там художница прожила три года. В 1923 году Зинаида возвращается в Петербург, где поступает в Петроградский художественно-промышленный техникум, и у нее начинается период первых достижений в творчестве: у художницы выявляется талант портретистки и появляются первые успехи в иллюстрации. Да и в целом, каждый жанр и материал даются художнице легко. У нее начинают складываться связи с частными издательствами. Зинаида разрабатывает обложки книг сказок в стихах Евгения Шварца и Вольфа Эрлиха. Журнал «Ленинград», где работает Шварц, печатает ее акварель «Демонстрация», а молодой Самуил Маршак уговаривает художницу писать и иллюстрировать сказки. Вскоре удачливый период заканчивается. Журнал «Ленинград» закрывают, а книги с обложками Зинаиды так и не выходят в свет.

«Задвинье» Бочарова

Зинаида Астапович-Бочарова — «Задвинье»

Потом заказы, безусловно, стимулировали талант Зинаиды, но они были редкими, одиночными. В 1927 году художница получает от Вацлава Ластовского, тогда директора Беларусского государственного музея (современного Национального исторического музея), заказ на серию рисунков сельских типов Беларуси, крестьянской одежды, костюмов. Сохранились многочисленные наброски к этой серии, а миниатюры и по сегодняшний день не утратили ни художественной, ни исторической ценности.

Активный период творчества художницы закончился с рождением дочери. Зинаида начала преподавать графику на рабфаке Ветеринарного института, в аспирантуре которого учился ее муж, и с 30-ых годов начинает заниматься живописью. Однако, к сожалению, работы этого периода частично погибли во время эвакуации.

Документальный фильм про художницу

По-настоящему находит себя Зинаида уже по приезде в Витебск, где она прожила с семьей дочери последние 30 лет жизни. Места повседневных прогулок художницы в Витебске стали мотивами для большой серии гуашей-миниатюр. По количеству и разнообразию с ними могли соперничать только иллюстрации Зинаиды к сказкам, которыми художница занималась всю жизнь, зачастую рисуя просто «в стол». Все это время брат высоко ценил творчество сестры и даже говорил ей писать больше, чтобы собрать картины на выставку. Сейчас талант Зинаиды очевиден не только брату, но и критикам и искусствоведам, а совместная выставка сестры и брата Астаповичей в Минске и Витебске в 1989-1990 годы это подтвердила.

Савенкова квадрат

Виктория Савенкова (Instagram, site

художница, чьи работы публиковали и в TIME

Полотна современной художницы Виктории Савенковой беларусские любители искусства могли уже видеть и на фестивалях современного искусства «Арт-Минск», и на выставке «Портрет времени» в галерее «Арт-Беларусь». Упоминая выставку в одном из текстов проекта «Беларусское искусство: от маляванак до NFT», даже мы показывали работу Виктории. Тогда мы проводили параллели между ее картиной «Планета» и  «Евой» Хаима Сутина. Сейчас мы поговорим чуть больше о ее живописи.

Савенкова 4 ам

Виктория Савенкова — «4 AM» / холст, масло / 120×100 см

Творческий путь беларусской художницы прошел через художественную студию, школу, училище и затем академию. По ее словам , которые Виктория публикует на своем сайте, для нее живопись — лучший язык, лучший способ выразить свой опыт и чувства. Но реалистичной живописью Виктория занималась не всегда. До 2014 года она работала художником-постановщиком на национальной киностудии «Беларусьфильм» и даже татуировщиком. В 2014 году Виктория поняла, что ей предназначено по-другому выражать свое творчество. Вне Беларуси работы Виктории тоже можно увидеть. Вместе со своей живописью художница неоднократно становилась финалисткой или победительницей престижных зарубежных премий. Например, портрет Савенковой получил приз жюри от Барселонской академии искусств в номинации «Автопортрет на карантине».

Савенкова Jacinda Ardern

Виктория Савенкова — портрет Джасинды Ардерн (Jacinda Ardern), премьер-министра Новой Зеландии для «TIME» / 2019

Ее работы размещали и в одном из самых читаемых журналов в мире — TIME. Специально для выпуска о человеке 2019 года Виктория создала портрет Джасинды Ардерн (Jacinda Ardern), премьер-министра Новой Зеландии.

роздзяловская квадрат

Ядвига Роздзяловская

художница польского происхождения, которая после войны стала беларусской

Художница родом из Польши, но большую часть своего творчества она отдала Беларуси. Ядвига Роздзяловская родилась в городе Бяла-Подляска, где провела свое детство и юность. Во время Второй мировой войны ей пришлось бежать, и художница переехала в Беларусь. Роздзяловская жила сначала в Барановичах, потом в Молодечно. В Беларуси стала членом Союза художников БССР в 1948 году. А Молодечно стал для нее особенным: именно здесь Ядвига сыграла огромную роль в становлении местного художественного круга. Во второй половине 1950-ых годов она вместе с Константином Хорошевичем основала народную студию изобразительного и декоративно-прикладного искусства, где преподавала  композицию. Создательница молодечненской художественной студии, можно сказать, воспитывала местных молодых художников, которые потом шли в профессиональное искусство.

Роздзяловская Натюрморт 1971

Ядвига Роздзяловская — «Натюрморт» / 1971

В прошлом году Минский областной краеведческий музей приобрел фотографии и цифровые копии 102 работ художницы, но увы они не датированы и названия и размеры неизвестны. Поэтому научным сотрудникам предстоит очень большая работа по установлению этих параметров. Да и в целом, информации о Ядвиге Роздзяловской не так много: большая часть находится в архивах Польши, а местами какие-то детали противоречат информации на русском. К примеру, читая о художнице на русском, даже в сопроводительной статье Национального художественного музея к недавней выставке, написано, что Роздзяловская закончила Варшавскую академию художеств. Однако в польских источниках указано, что Роздзяловская так и не закончила академию. Причина была тому простая — нехватка денег. 

Скоромная квадрат

Анна Скоромная (Instagram, site)

художница, сложные инсталляции которой удивляют

Уже на протяжении многих лет искусство Анны Скоромной связано с постоянными экспериментами. Художница работает с новыми мультимедийными средствами и создает свои собственные подходы к работе. В последние годы, оттачивая свой собственный художественный язык через проекты, Анна выработала комбинацию из двух типов инструментов, которыми пользуется для создания своего искусства — это инновационные цифровые медиа (голограммы, видео и динамические изображения, созданные с помощью различных программ и компьютеров) и намеренно зараженные ржавчиной или физической/химической коррозией материалы.

Анна Скоромная — «POPCORN MACHINE – OUT OF ORDER» часть серии «Kindergarten» / инсталляция / 2020 / серию работ на тему потерянного детства, объединяет видеоролики, созданные художницей на протяжении многих лет. В них она исследует различные аспекты эксплуатации детей. В том числе того, как детей притесняют на рабочем месте, превращают в орудия насилия и смерти от псевдорелигиозного терроризма и превращают малолетних невест.

Например, в своей первой серии работ под названием «S.O.S. CODE», посвященной тому, как мыслительные процессы и образ жизни трансформируются в современном обществе, художница нашла новую для себя технику работы. Ее Анна назвала «динамическим световым коробом». Если объяснять максимально просто, то в «динамическом световом коробе» фигуры движутся и постоянно трансформируются из-за оптической иллюзии, которая создается меняющимся положением встроенного света.

Основной интерес художницы — противоречия и парадоксы современного общества. Во второй своей серии работ под названием «Детский сад» Анна стремилась продолжить свое исследование общества, которое она начала в работе «S.O.S. CODE». На этот раз художница больше обращала внимание на все еще происходящую эксплуатацию самых уязвимых и беззащитных людей в обществе — детей.

Анна Скоромная — «Sweet Corner» часть серии «Kindergarten» / инсталляция / 2021 / серию работ на тему потерянного детства, объединяет видеоролики, созданные художницей на протяжении многих лет. В них она исследует различные аспекты эксплуатации детей. В том числе того, как детей притесняют на рабочем месте, превращают в орудия насилия и смерти от псевдорелигиозного терроризма и превращают малолетних невест.

Художница Анна Скоромная родилась в Минске. Сейчас она живет и работает в Италии. Там Анна Скоромная преподает живопись и рисунок в Академии художеств.

киш квадрат

Алена Киш

художница, которая рисовала невероятных зверей

Беларусскую художницу наивного искусства, вероятно, знают многие. В последнее время современные дизайнеры все чаще обращаются к ее «маляванкам», чтобы сделать разные яркие аксессуары, популяризируя творчество художницы. Сейчас работы Киш известны и узнаваемы, но так было не всегда.

Впервые картины Алены Киш показали публике уже после смерти художницы. В 1978 году маляванки  Алены представили на Первой республиканской выставке народных расписных ковров в залах Минского Дворца искусств. И в целом, находка Киш как художницы произошла уже после ее смерти. Коллекцию расписных ковров собрал художник Владимир Басалыга: в детстве он случайно увидел расписные ковры Алены и с тех пор не мог о них забыть.

Алена Киш

Алена Киш — одна из ее маляванок

Художник ездил по деревням и забирал работы Алены буквально с сараев, чердаков и хлевов. После выставки во Дворце искусств по всему СССР исследователи и художники обратили взгляд на творчество народных мастеров и мастериц, и расписные ковры Киш привлекли внимание многих людей. Уже позднее Владимир Басалыга решил передать собранные им маляванки в музей. Картины Киш принял Заславский краеведческий музей, в архивах которого работы художницы хранятся до сих пор.

Что же касается истории самой Алены Киш, то о ней известно немного. Она родилась в крестьянской многодетной семье, в деревне Романово Слуцкого района. В родной деревне Алену считали «не от мира сего». Возможно, поэтому, будучи взрослой, художница переходила из деревни в деревню, где рисовала на заказ крестьянам «дываны». Платой за картины Киш часто были только пища и кров.

Алена Киш3

Алена Киш — одна из ее маляванок

С увеличением популярности маляванок, их стали производить на фабриках. Фабричные ковры отличались от расписных вручную: они были более яркие и пестрые, не крошились и не выцветали. Так вскоре от работ художницы стали отказываться, а существующие сносили в сарай или на чердак. Творчество Киш оказалось ненужным. В последние годы своей жизни художница голодала, а в 1949 году ушла из жизни — от невостребованности и бедности Киш бросилась в реку.

Документальный фильм про Алену Киш.

Сейчас имя Алены Киш входит во «Всемирную энциклопедию наивного искусства».

Эпилог

Одного текста, чтобы вместить информацию про беларусских художниц хотя бы одной генерации, конечно же, не хватит. Наш же текст можно расценивать лишь как вводные данные для первого знакомства с талантливыми беларусскими деятельницами искусства прошлого и настоящего. В нем мы отобрали ту часть деятельниц, о которых сами еще никогда не писали на страницах нашего издания. При этом в тексте не затрагивались громкие имена, которые могут знать многие, такие как, например, Зоя Луцевич или Наталья Залозная.

Кроме художниц, мы можем упускать из виду и кураторок, которые тоже важны, когда мы говорим о современном искусстве. Ведь современное искусство — это часто коллективное и кооперативное высказывание кураторок/кураторов и художниц/художников. Среди беларусских кураторов очень много и выдающихся женских имен. Например, Анна Чистосердова и Валентина Киселева, Анна Карпенко, Татьяна Артимович, Антонина Стебур, София Садовская, Лизавета Михальчук, Елена Пренц и многие другие.

Кроме нашего материала, информацию о беларусских деятельницах искусства ищите на сайте беларусского портала Kalektar.org, а также на зарубежной платформе Secondary Archive, на которой также представлены беларусские художницы.

*В качестве обложки использована работа беларусской художницы Виктории Савенковой «Oceans».

ПАДЗЯЛIЦЦА:

Падобныя матэрыялы

Аўдыявізуальнае мастацтва Bazinato
Iнтэрв'ю, 8.05.020 | СУЧАСНАЕ МАСТАЦТВА | БЕЛАРУСЬ
«Их искусство знает весь мир, и нам пора». Мнение о коллекции Белгазпромбанка
Мнение, 17.06.2020 | ПАРИЖСКАЯ ШКОЛА | БЕЛАРУСЬ
Генрых Вайсэнгоф
МАСТАКI БЕЛАРУСКАГА МIНУЛАГА

 

 

КОНТАКТЫ

 

СЛЕДИТЕ ЗА НАМИ

INSTAGRAM       TELEGRAM       TIKTOK       FACEBOOK       YOUTUBE

 

© Chrysalis Mag, 2018-2024
Использование материалов или фрагментов материалов
возможно только с письменного разрешения редакции.